ВВЕДЕНИЕ В современном обществе существуют различные проблемы и одна из них – духовное состояние молодого поколения. Для того, чтобы воспитать глубоко нравственного и всесторонне развитого человека, а так же активизировать процесс осознания необходимости изучения глубин национальной духовной культуры, нужно обратиться именно к духовному богатству прошлого. Знания и опора на традиции прошлого позволят сохранить историческую память и весь русский народ. Актуальностью данной темы является, то что в настоящее время патриотическое воспитание школьников актуально. Дети очень активны, инициативны, любознательны, имеют удивительную способность к сочувствию, сопереживанию. Именно это время благоприятно для развития патриотизма и духовности. Этнохудожественная культура кубанских казаков в воспитании подрастающего поколения формирует знания, умения в области культуры. Все это делается для того, чтобы молодое поколение не забывали корни, знали культуру, обычаи и традиции своих предков. Каждый из нас должен знать свою культуру, историю. Сегодня нужно мобилизовать все имеющиеся возможности для сохранения культуру своего народа. Цель проекта: Сформировать интерес к культурным традициям Кубанского казачества путем вовлечения в проектно-исследовательскую и творческую деятельность. Воспитать уважение и бережное отношение к семейным традициям, а так же сохранить устои традиционных православных семей. Популяризировать казачьи обряды среди молодежи, с целью передачи последующим поколениям. Задачи: 1. Формировать чувство любви к родному краю и родной истории. 2. Воспитывать эмоциональное отношение к тому месту, где мы родились. 3. Продолжать развивать интерес к духовному наследию казаков. 4. Приобщаться к культуре народа, знакомить с богатым, образным родным языком. 5. Формировать интерес к народному творчеству Кубанского казачества. 6. Систематизировать и углублять знания об обычаях и традициях родного края. 7. Продолжать развивать творческие способности. Предмет исследования – обряды и традиции у казаков. ИСТОРИЯ ТРАДИЦИЙ И ОБРЯДОВ Традиционная культура кубанского казачества, как и любое системное явление, представляет собой многоуровневое образование. С учетом специфики происхождения кубанского казачества на первое место следует выдвинуть этнический аспект. В этой культуре накапливается специфичный слой с особенностями казачьего быта и казачьей психологии. Этот пласт во многом является инновационным. Вполне очевидны магическая, эстетическая и развлекательная функции кубанской культуры. За многие века, десятилетия, годы, кубанский народ создал свою культуру, которая, включая в себя все традиционные нормы и правила поведения, передавалось от старшего поколения к поколению молодому, и распространялась практически на все аспекты жизни человека и общества. Жизнь носителя культуры на протяжении всего «века» зависела от многих условий, одним из которых является обязательное соблюдение обрядов жизненного цикла (родильный, свадебный, похоронный) по завещанным предками канонами, с учетом всех представлений и воззрений о природе, обществе, и мире в целом. На Кубани с давних времен казаки занимались различными промыслами и ремеслами: гончарное производство, резьба по дереву, вязание, плетение, вышивка, роспись. Казачки занимались рукоделием после проведения полевых работ на посиделках в зимние долгие вечера. Нельзя было заниматься рукоделием, прясть вовремя больших церковных праздников. Богато орнаментированные «набожники», «борники» вешались над божницей — над иконами; иногда полотенце достигало в длину нескольких метров, концы спускались по сторонам полоской растительного орнаментом. В вышитых изделиях изображение имело определенный мотив. В вышивке кубанских казаков птица считалась посланницей солнца. На свадебных полотенцах часто изображались две птицы по сторонам куста. Голубь в народных представлениях — чистая, святая, божья птица. Он был принят христианством в качестве эмблемы Святого Духа. Ласточка — редкий мотив в кубанской вышивке. Эта птица уподобляется Божьей матери — вестник добра, счастья, домашнего уюта. Жаворонок — вестник весны. Образ этой певчей птички использовался в весенней обрядности. Вышивкой казачки украшали предметы быта своего дома, создавая тем самым уют, на окнах вышитые занавески, на иконах божники, на комоде дорожки, стены и фотографии украшались рушниками, на дверях занавесы, столешники, салфетки, утирач, подзоры, покрывала, наволочки. Механизм передачи мастерства осуществлялся от матери к дочери, от бабушки к внучке с раннего возраста. Дети обучались за работой родителей в семье или друг от друга. У каждой мастерицы свой почерк, свои особенности в технике вышивания. Другой вид народного искусства, который был распространен на Кубани это гончарное ремесло, молодое поколение сохраняет и развивает традиционную культуру кубанских казаков. Гончарное ремесло на Кубани одно из самых древних искусств, которое существует на земле. Оно может разбиться, но никогда не гниет и не ржавеет. Богатство и многообразие декоративно-прикладного искусства Кубани обусловлено историческим развитием на территории нашего края гончарного ремесла. Из глины кубанские гончары делали домашнюю утварь: крынки, вазы, кувшины, макитры (кувшин для солений, варенья), макитёрка (кувшин для кваса), глэчик-крынка (для молока, масла, сметаны), сметанник. На Кубани придавали огромное значение свадьбе. Все ритуалы свадьбы были связаны с двумя основными целями — охрана от зла и обеспечение молодым благополучной жизни и продолжения рода. Как пожелание счастья и богатства молодым, родственникам жениха и невесты осыпали их хмелем, зерном, орехами, конфетами, одаривали деньгами, подносили хлеб с солью, сопровождая всю церемонию свадебными песнями. Подкреплялись эти действия благословением молодых иконой с изображением Богородицы или Николая Угодника. Все эти ритуалы имели охранно-благожелательный смысл. Поэтому и «невеста со своей стороны стремилась доступными ей средствами обезопасить себя от будущих невзгод. Казачьи свадьбы обычно проводили после уборки урожая. В старину свадьбы длились не менее недели. В процедуру заключения брака казак приглашал с собой знакомого казака или родственника, и шли к сватам. На Кубани сватовство, которое осуществляли «сваты» или «старосты». Как правило, группа сватов была немногочисленной: сам жених и от двух до четырех человек из числа родственников и хороших знакомых, в других случаях в число сватов могли входить и родственники жениха: «батько, маты, жыных и дружок» . Сватать невесту шли под вечер, старались не афишировать свой поход. Старосты несли с собой специально испеченный белый хлеб — паляницу — и бутылку водки (вина). Разговор с родителями предполагаемой невесты обычно начинался с обусловленных обрядов фраз: «Мы у вас бачилы голубку. А наш голуб рвэцца сюда, до вашой хаты. Давайтэ мы их попаруем»; «Мы пришли у вас телочку купить …»; «У вас — красный товар, у нас — купец» . (ПРИЛОЖЕНИЕ 1) К свадьбе, пекли из кислого теста «шишки» — маленькие булочки, которые раздавали всем приглашенным, свадебный каравай и «гильце» — веточку, облепленную тестом, запеченную и украшенную цветами, лентами, конфетами. Каравай, как известно, обрядовый хлеб круглой формы. Здесь же он имел посередине ярко выраженную «гору» (возвышение) из теста. На вершине этого мирового столба были посажены две орнитоморфные фигурки. Фигурки птиц располагались и по основной границе каравая. Помимо этого, «птицы» из теста помещались и во внутрь каравая. Важным являлось и то, что к караваю обязательно полагалась «борона» из теста . Военная служба казака всегда рассматривалась как основа его жизненного уклада. Наличие в казачьей традиции бытовало ряд обряда это проводы казака на службу. Казак был верен традициям и своему народу. Служба в военном полку была неотъемлемой частью жизни кубанцев. Поэтому и подготовка к ней начиналась с раннего детства. В кубанских станицах следовали традициям старшего поколения. За несколько дней до отправки на службу атаман станицы проверял снаряжение новобранцев, за которое ответственность несли родители. За день до объявленной даты призыва казаки собирались у церкви, где проводился молебен. На нем присутствовали станичники, родственники, атаман. Призывников окропляли святой водой и говорили напутственные слова. Те, кто шел служить первый раз, покупали церковный крест или знамя, до их возвращения сохраняли в церкви. Затем казаки шли на праздничное гулянье, так как проводы на службу считались в станице большим событием. Крещение в казачьей семье новорожденного было строго обязательно. Казаки любили детей и были всегда рады рождению, как мальчика, так и девочки. Правда, рождению мальчика радовались все же больше — он продолжатель рода, будущий воин. К тому же на него община выдавала надел земли. В казачьей семье старались по приметам определить судьбу только что рожденного ребенка: если кулачки сжаты — будет скуп; держит руку у головы — будет умным, а если голова покрыта волосами — богат. Новорожденного старались как можно быстрее окрестить. Обычно это происходило на третий день. Чаще всего имя ребенку давал священник. Крестных старались выбирать из числа родственников. На крестины в церкви собирались родители, кум и кума, бабушка с дедушкой. После обряда дома устраивали праздничный обед. Нужно было подавать кашу гречневую или пшенную по традициям, которые передавались из поколения в поколение. ПРОВОДЫ КАЗАКА НА СЛУЖБУ В КУБАНСКОЙ ТРАДИЦИИ Военная служба казака всегда рассматривалась как основа его жизненного уклада. Наличие в казачьей традиции двух «миров» военного и гражданского, взаимосвязанных и вместе с тем достаточно самостоятельных, и предопределило бытование ряда обрядов касающихся перехода казака из одного в другой. В первую очередь это проводы казака на службу. (ПРИЛОЖЕНИЕ 2) Обряд перехода — проводы казака на службу, близок к русским рекрутским обрядам, однако в казачьей культуре он имеет ряд существенных отличий. Необходимо отметить, что, несмотря на важную роль обрядов перехода из мира гражданского в войсковой в кубанской казачьей культуре, исследовательский интерес к этой теме весьма скромен. Существует лишь несколько публикаций, в которых можно найти фрагментарное либо поверхностное описание проводов у кубанских казаков. В связи с этим, большое значение имеют воспоминаний Ивана Приймы , в которых есть подробное описание обряда, основанное на личном участии автора — казака ст. Ахтанизовской. Неосвещенность в научной литературе, в работе компенсируется полевыми материалами, собранными в ходе работы Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции. Помимо ограниченного количества источников, необходимо отметить широкую вариативность самого обряда, его зависимость от локальной традиции, статуса казака, семейного положения, и др. За некоторое время до ухода на службу, молодой казак освобождался от ежедневной работы по хозяйству, а был занят подготовкой снаряжения. В воспоминаниях И.Приймы приводится большой список (около 54-х) элементов входящих в снаряжение казака и необходимых для прохождения службы. Отсутствие, негодность какого-либо элемента, при проверке новобранца станичным атаманом, за несколько дней до проводов, наказывалось словесным выговором казаку и его родителям (в первую очередь отцу), и все требования к снаряжению беспрекословно выполнялись в кратчайшие сроки. Кстати, в советское послевоенное время, информанты отмечали, что внешний вид новобранца был полной противоположностью по сравнению с досоветским периодом: латанная, старая, ношеная одежда и такая же обувь. При упоминании проводов, информаторы нередко употребляли лексику «выряжать»: «Выряжать на службу» — то есть не только подготавливать «справу», но и провожать на службу казака – «Выряжалы за ворота козака». Кстати, в украинском языке «выряжать» — обозначает «одевать». Собранное снаряжение было довольно таки объемным, поэтому оно в походных сундуках нередко заранее отправлялось на подводах к пункту сбора того или иного отдела. Помимо подготовки материальной, обязательным, для новобранца считался пост – подготовка духовная, который заканчивался напутственным молебном. Примерно за день до назначенной даты проводов, утром, казаки съезжались на своих лошадях в центр станицы к храму. Возле храма, проводился молебен, на котором присутствовало большинство жителей станицы, родители и родственники новобранцев, атаман и станичное правление. Молодые казаки покупали в храме «охресты» (хоругви), которые хранились в станичной церкви до их возвращения со службы. Молебен проводился либо на площади, либо на территории храма. Для этого из храма выносили «святости» — хоругви, знамена, иконы. Священник, проведя молебен, причащал и окроплял молодых казаков. Уже во время молебна, «примечали», какая судьба ждет казака – если конь стоит, опустив голову во время церковной службы – казак домой не вернется. После церковной службы станичный атаман, почетные старики, напутствовали новобранцев и желали скорого и благополучного возвращения: «Благодарылы атцов, матерей шо вырастылы сынов, проводылы на службу». «Вечер», «обед», «празнык», «гулянка», «проводы» — проводилась либо вечером этого дня, либо на следующий. Часто на проводы не приглашали, люди приходили сами. В других случаях новобранец сам лично ходил по станице и приглашал станичников. С собой гости приносили подарки: мыло, рубашка, бритва, продукты. В качестве подарка могли выступать деньги: «Натэ серебро, шоб було вам добро в армии. А тоди ще грощи мидни, шоб ваша армия нэ була бидной». В некоторых станицах новобранец, если был неженат, вечером шел приглашать молодежь: «Он пашел, у нас тут называлась, вот сечас где ДК стаит, тада ево не было, а вот хадили туда-сюда вот так от, называли Брехаловка – площадь. Гуляли вся маладешь. И вот я гаварю: «Слава, многа будеть маладых девак?». Он грит: «А, нет». […] И как пашел он, привел усю Брёшку». Молодые девушки и парни в доме казака пели, танцевали, играли, а затем все садились за стол. Уже за столом, крестная мать перевязывала его крест накрест рушником. Перевязывать полотенцами могли и так: «Перехвачивалы [полотенцами] одын раз крестный батько, одын раз – ридный». Девушки прикалывали булавками платочки, цветы к черкеске на груди казака, либо перевязывали ему руки, правую руку. При этом первый платочек, цветок повязывала, прикалывала невеста новобранца, и дарила ему вышитый кисет для табака. Замужние женщины, также могли повязывать, но не платочки, а полотенца: «Подруги девушки платочки цепляли, перевязывали руки, а дамочки и другие гости – рушники такие хорошие. После угощения, молодежь расходилась, а за столом оставались взрослые. Участие молодого казака во время прощального ужина, когда за столом оставались взрослые, строго регламентировалось. За столом, неженатый казак сидел в святом углу, между отцом и матерью. Так, И.Прийма, отмечал, что провожающий должен был каждому поднести стакан водки и вина: «Угощаемые мною гости высказывали мне свои добрые пожелания – благополучной дороги, успешной службы и счастливого возвращения. Дяди давали мне более или менее пространные наставления, стараясь предостеречь меня от возможных ошибок и опасностей. У каждого из них был большой жизненный опыт, и они теперь старались передать мне крупицы этого своего добра». Нередко гости просиживали за столом всю ночь, предаваясь воспоминаниям о былых временах и военных победах. Беседы прерывались песнями. Можно отметить, что песенный репертуар также был довольно определенным в сюжетном отношении. Большая часть текстов, сюжетно была связанна с тяготами казачьей службы, разлукой с семьей, военными темами. Многие из этих песен были сугубо мужскими. Тем не менее, на Кубани выделилась группа песен, приуроченных именно к проводам. Наиболее широко распространенные, которые встречаются и на территориях других казачьих войск, это: «Последний нонешний денёчек», «Конь боевой с походным вьюком», «Прощай любезная станица», «Провожала маты сына у солдаты», «За лесом сонце воссияло», «Вышел пастух ва лужок», «Як сидив кочет на воротах», «Ой там пры далыни там жила вдова», «Прощай станыця, горад Кавказ» и др. Утром гости вновь сходились ко двору казака. Все садились за стол и завтракали. Выйдя из-за стола, выходили во двор, где родители благословляли сына на добрую службу. Мать держала в руках хлеб с солью, отец икону (во время благословения они трижды ими менялись). Молодой казак стоял перед ними на коленях на шубе вывернутой мехом вверх: «шоб не голо служить ему было». Родители, благословляя сына на добрую службу, желали ему благополучного возвращения. Казак поднимался с колен, целовал икону, хлеб и руки родителей. Мать одевала сыну крестик: «Вешалы крест, и даже вроде этат крест заговарывалы ат пули», или медальон (чаще всего с изображением Николая Угодника или Георгия Победоносца) и трижды говорила: «Господи благослови. О цэ тоби идти в пути, Господь впэрэди, Матирь Божа с ными, а ты за ными», — а отец давал наказ: «Служить чесно, дабрасовесно, выполнять, вси приказы камандира… и свово, лошадь, свово друга верного жалей, ухаживай, — наказ давал, — это тебе будет щасте», и вручал узелок с родной землей. Остальные провожающие в это время могли исполнять молитвы «Отче Наш», «Верую», пели «Многая лета». В некоторых станицах, уже после благословения, казак возвращался в дом за умышленно оставленной вещью. Хотя в обычной жизни, возвращение рассматривается как неблагоприятное для будущих дел явление, то в данном случае считалось, что это поспособствует его возвращению со службы. При этом, выходил новобранец из дома спиной вперед — поочередно закрывая двери из комнат в «колидор», из «колидора» во двор. Дом новобранец должен был сам закрыть на замок, а ключ отдать родителям. Важным этапом считался выход со двора. Казак должен был выйти только через ворота, при этом некоторые информаторы отмечают, что на воротах простилали рушник. Первым выходил казак, затем в последовательности: родители, жена ведя коня, гости. Неженатому казаку коня могли выводить и невестка, сестра, младший брат, или мать: «Мать выводит через платочек за уздечку выводит коня: «Я тебя провожаю и што б я тибя на коню обратно встрела»; «А оце сэстры нэ було, так коня выводыла нэвистка». В момент, когда выводили коня, следили за его поведением: «Примечалы, кинь споткнувся, щастя нэ будэ»; если конь заржет, то его хозяин со службы не вернется. На улице казак кланялся на четыре стороны. Женатый казак садился на коня и сидя в седле, одевал жене черную шаль – «печальник». Этот головной убор женщина носила в праздничные дни на протяжении всего периода службы мужа: «Шаль, если сын погиб, уже запрещали носить невестке». К площади, где собирались все казаки, неженатого новобранца девушки вели под руки. Женатый же сидел на коне, которого вела жена до места сбора. На площади собирались новобранцы и провожающие. Здесь могли вновь провести молебен. Отсюда, кто пешком, кто сидя на подводах или верхом на конях станичники направлялись к тому месту, которое исторически в станице было связано с проводами казаков на службу. В большинстве станиц, данный локус имел и свой топоним, в названии которого прослеживается связь с исследуемым ритуалом: Прощальная балка (ст.Переяславская), Провожательный дуб (ст.Ставропольская), Ридна Могылка (ст.Пашковская). Границей мог выступать мост через реку, камень, сад: «И о цэ тут було, дэ мы живэм, тут знаитэ якэ було мисто. Як садочок, груши булы. Прямо сад був. Цэ называлы до Малой Убынкы. О цэ их сюды. Дальше уже не провожають, тут прощаюца»; «Вот там речка бежит, за речку на бугор выходют, выпивают, там прощаюца и от это паехали верхамы»; «И вот туды, вона вниз, там у нас на низу был мост. Щас ево уже как кладка сделана. И тама бальшой камень стаит. И там вседа, дак туда сведуть, па Урупу праважали». На этом месте, границе вновь повторялась процедура прощания. Уезжающие на службу и провожающие их, выпивали по чарке «за каждое из трех желаемых событий: за благополучную дорогу, за успешную службу и за счастливое возвращение». СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ОПРОС Анкетирование учащихся по вопросу знакомства с традициями и обычаями Кубани показало, что 90% опрошенных знакомы с казачьими традициями вообще, 10% незнакомых в основном из приезжих. Большинство опрошенных учащихся знают, что такое основные обряды, такие как сватовство и чему оно предшествует и смогли назвать основных участников этого мероприятия. Основная часть (86%) никогда не присутствовала на традиционной казачьей свадьбе. 100% хотели бы узнать побольше об этом обряде. Из опроса следует, что учащиеся знакомы с историей и традицией казачьего свадебного обряда поверхностно. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Россия сегодня катастрофически теряет свою культуру, и именно сегодня мы должны использовать свой шанс сохранить, и передать будущим поколениям все наше многовековое культурное и духовное наследие нашего народа. Культуру России невозможно представить без народного искусства, которое скрывает истоки духовной жизни нашего народа, наглядно демонстрирует его эстетическую ценность, художественный вкус и является частью его истории. Кубань, в силу особенности своего исторического развития, является уникальным регионом, где на протяжении двух веков взаимодействовали, взаимопроникали и формировались в одно целое элементы культур южнорусских, восточно-украинских и народов Северного Кавказа. Культура кубанского казачества начала складываться с конца XVIII столетия на основе двух этнографических групп — южнорусской и украинской. Она обладает своеобразной материальной и духовной культурой. В последние десятилетия активизировалась тенденция к использованию традиционного народного искусства в учебно-воспитательном процессе образовательных учреждений Краснодарского края различного уровня. В общеобразовательных школах края был введен предмет «Кубановедение», где школьники узнают историю, обычаи, традиции, фольклоре кубанских казаков. Возрождая многовековые традиции, обычаи кубанских казаков, где имеются уникальные условия для формирования и изучения национального потенциала. Они помогают и продолжают формировать у молодежи нравственно-эстетического отношения к жизни. Богатство и многообразие культуры кубанских казаков обусловлено историческим развитием Кубани. Культура, традиции, обычаи казаков всегда являются новым открытием для молодого поколения, несущим в себе объем знаний и опыта, проверенного веками, культуру и уклад этноса. Воспитывая молодое поколение на народной культуре, истории Кубани — значит сохранить историческую преемственность поколений. Именно на здоровых и крепких традициях прошлого можно построить и сформировать достойное современное общество. Все мы любим и ценим нашу Родину, нашу Кубань и все мы должны сообща сплотиться для того, чтобы сделать ее самым процветающим регионом в нашей стране. Обращаясь к истокам, мы не забываем о будущем — воспитываем нашу молодежь в казачьих традициях. За последние годы казаки стали реальной силой, которая играет важную роль в жизни столицы Кубани. Рассматривая проблему этнохудожественной культуры Кубани в воспитании молодежи, следует помнить, что Краснодарский край — это многонациональный регион, со своей многонациональной культурой требует ориентирования воспитательного процесса на этнокультурные потребности и интересы различных национальностей. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бондарь Н.И. Календарные праздники и обряды кубанского казачества. Краснодар, 2003. 2. Бондарь Н.И. Традиционная культура кубанского казачества (конец XIX — начало XX в.) Кубанское казачество (Этносоциальный аспект) // Традиционная культур кубанского казачества. Краснодар, 1999. 3. История Кубани / Под. ред. Куб. ГУ Щетнева В. Е. Краснодар.: — Кубанское книжное издательство, 2004. — 304 с. 4. Манукало, А. Н. История Кубани. — Краснодар, 2004. — 210 с. 5. https://cyberleninka.ru/article/n/vozrozhdaya-mnogovekovye-traditsii-kubanskih-kazakov ПРИЛОЖЕНИЕ 1 ПРИЛОЖЕНИЕ 2

  • Полное название работы: «Обряды и традиции Кубани»
  • Субъект Российской Федерации: Краснодарский край
  • Ф.И.О. участника: Иняхина Виктория Михайловна
III Международная научно-практическая конференция
обучающихся «Экологическое образование в целях
устойчивого развития»